СМЕРТЬ И РОЖДЕСТВО
 
 
"всякое древо, не приносящее доброго плода, срубают и бросают в огонь..."
 
Евангелие от Луки, 3,9
 
 
1
 
"Рукой хрустальной Белоснежный Иней
Налил в бокал прощания вино..."
 
Как будто вместе со щелчком затвора исчез любитель поэзии, литературных вечеров и дамский угодник Волшебник, и появился профессионал и командир многонационального отряда наемников с именем, данным мне много лет назад – "Смерть".
 
2
 
Передо мной двое новичков – один "кукла" из местных, другой – "кровник" из Грозного. Кандидаты в мой отряд. Я говорю на русском, затем на английском языке:
 
– У вас нет семьи, нет друзей, вы потеряли все, в какой-то момент вы хотели умереть, а значит, вы лишились храбрости и мужества, тех качеств, которые определяют победителя и хозяина своей судьбы.
 
– Что главное в нашей работе? – спрашиваю я у "куклы".
 
– Быть победителем, – отчеканивает он, преданно глядя мне в переносицу. Голубые глаза и темная кожа не редкость в этой части французской Африки, где смешались и смешиваются до сих пор белая и черная расы. Почти моего роста двухметровый доброволец застыл и ждет моего ответа. После многозначительной паузы я говорю:
 
– Главное – быть живым и здоровым. Мертвецы победителями не бывают. Но сказано это, скорее всего, для "кровника". "Кукле" по статусу не положено быть живым.
 
3
 
– Я хочу от тебя ребенка, – говорит она, прижав к груди плюшевого медвежонка – стандартный подарок "Красного Креста" к Рождеству.
 
– Сколько тебе лет? – спрашиваю я, снимая защитные очки. Закатное солнце мягким флером обволакивает ее хрупкую фигуру. Огромные голубые глаза все с тем же отличительным афро-саксонским набором серьезно смотрят на меня.
 
– Восемнадцать.
 
– Значит пятнадцать. Давай договоримся – ровно через три года в это же время, в этом же месте я буду ждать тебя, – говорю я и иду дальше по направлению к дому Великого Вождя с именем из шестнадцати согласных. У всех местных девочек большая мечта – любить и родить ребенка от белого. Причем количество и последовательность желаний в этом случае никакой роли не играет.
 
4
 
Они окружены не только численно, но и минным полем, внутри которого находится и мой отряд. Узкая тропинка из этого кольца известна только минеру и сержанту – моим землякам из Мельбурна. Я не спешу – мой девиз "Выжить" более конкретно объяснил всем сержант Марс: "Вернуться домой одним куском". Я никогда бессмысленно не рискую и не посылаю своих людей в атаку или на амбразуру в любой ситуации. Просто я не довожу ситуацию до понятия "любая". Для этого я использую разные методы, в том числе, добровольцев из местных – одноразовых "кукол", идущих впереди отряда в любой ситуации. Обычно вместе с ними иду и я, но не сегодня. В центр нашей ловушки я посылаю двух "кукол" с задачей уничтожить всех оставшихся в живых после попытки уйти по минному полю.
Марс достает из кармана блокнот и читает вслух отредактированный мной стих, посвященный его дочери:
 
 
"Merry Christmas baby,
Завтра Рождество.
Утомленный Мельбурн
Спит уже давно.
 
Спи и ты, малышка,
Все друзья во сне
Из волшебных книжек
Пусть придут к тебе.
 
Спи, мой ангел, сладко,
Ночи коротки...
 
Гном в твоей кроватке
Расстелил мечты.
Домовой подушку
Сделал из цветка.
Дед Мороз игрушки
Спрятал до утра.
Феи шепчут сказки...
 
Всюду волшебство.
Закрывайтесь глазки,
Завтра Рождество..."
 
 
– Здорово, – говорит он.
 
Я показываю большой палец, встаю и иду вслед исчезнувшим в лунной ночи добровольцам.
 
5
 
В конце работы – одна убитая "кукла" и пятеро мертвых малолеток из банды "революционеров",
делающих революцию под флагом наркобизнеса и похищения людей. Двухметровый новичок сжимает в руках наведенный на меня "калаш" и злобно твердит: "Не дам убить, не дам убить".
Рядом с ним стоит моя голубоглазая знакомая, мечтающая о ребенке и любви. Медвежонка нет, вместо него возле ее ног валяется снайперская винтовка. Как я понимаю, именно она убила другого солдата. К этому времени к нам подходит вся моя команда и окружает взбесившуюся "куклу".
 
– Почему? – спрашиваю я.
 
– Она моя сестра, – тихо отвечает он.
 
– Ты, наверняка, помнишь, как меня зовут. Это имя дано мне, прежде всего, потому, что я никогда не
беру пленных.
 
– Она моя сестра, – снова повторяет доброволец.
 
– Хорошо. Выбор прост – она или вы оба.
 
– Кроме нее у меня никого нет. Они убили всех наших, моих родителей, моих братьев, ее увели силой,
посадили на наркотики, я вылечу ее. Смерть, отпусти нас.
 
– Значит, вы оба.
 
Новичок бросил автомат и закрыл собой девчонку.
 
– Значит, вы оба, – говорю я снова, – вы оба остаетесь в отряде. И с этого момента ты не ...
доброволец, а полноправный член моей команды. И если еще раз я увижу, как ты бросаешь оружие, то жестоко накажу тебя. Рядовой Рождество, смирно! Сержант, прими присягу у солдата.
Я отхожу от них.
 
" Смерть расскажет сказки
– Это волшебство...
Открывайтесь глазки,
Рядом Рождество...", -
 
напеваю я и иду к убитым малолеткам. Надо их обстоятельно обо всем расспросить. И эту работу могу сделать только я один. Сзади раздается звонкий голос девчонки:
 
– Спасибо, Смерть.
 
 
 
 
6.12.2010, Африка – Париж – Вена.
Картина – А. Солт.
Проза, стихи – Д. Гудвин.